На работу – без указания чего-либо

На работу – без указания чего-либо
В Европе становятся все более популярными резюме без указания имени, возраста, пола и этнического происхождения соискателя. Правительства тестируют новые способы борьбы с дискриминацией при трудоустройстве. Однако не факт, что эти меры помогут избежать предрассудков работодателей.
Целевая рабочая группа по вопросам этнических меньшинств правительства Великобритании решила путем эксперимента выяснить, кого работодатели отбирают для интервью. Исследователи из Министерства труда и пенсионного обеспечения разослали около 3 тыс. заявок на 987 вакансий под вымышленными именами – Нажия Махмуд, Мариам Намаджемб и Элисон Тейлор. Каждый из трех кандидатов, якобы получив британское образование, имел равноценный опыт работы и уровень квалификации. Результаты показали, что европейцам нужно было отправить девять заявок, чтобы получить приглашение на интервью, а кандидатам с иностранными фамилиями – целых 16. Исследование не на шутку взбудоражило британскую общественность. Борцы с расовыми предрассудками потребовали, чтобы правительство сделало анонимные резюме обязательными. Споры, помогут ли эти меры избежать дискриминации, не утихают ни на минуту.

В добровольном порядке

Последние несколько лет в странах Европы и США политики, эксперты и простые рабочие время от времени поднимают вопрос о целесообразности использования анонимных резюме. Главная идея сторонников этой системы – работодатель должен выбирать своих будущих подчиненных на основании их опыта работы, квалификации и образования. Некоторые компании в Великобритании уже принимают резюме, в которых указывается номер контактного телефона и имейл, опыт работы, образование, посещаемые курсы, интересы и координаты двух лиц, которые могут предоставить рекомендацию. Имя, возраст, пол, место рождения, национальность, религиозные убеждения, семейный статус или сексуальная ориентация соискателя остаются для работодателя неизвестными. Пока это происходит на добровольной основе, хотя многие общественные организации требуют сделать анонимные резюме обязательными.

Аналогичная ситуация и во Франции. Хотя здесь норма была прописана в законодательстве еще три года назад, на практике ее никто не выполнял. Правительство запустило тестовую программу – в качестве эксперимента 50 самых крупных французских компаний с ноября прошлого по апрель текущего года принимали к рассмотрению только анонимные резюме. Сам вопрос обсуждается еще с ноября 2005-го, когда прошла волна массовых беспорядков в французских пригородах. Но в прошлом году президент Франции Николя Саркози стал более настойчив: «Я хочу, чтобы анонимные резюме стали нормальной практикой для работодателей».

Власти надеются, что это даст гарантии трудоустройства молодежи иностранного происхождения. Ведь согласно опросу, проведенному центром Céreq среди выпускников 2004-го, спустя три года после получения диплома не смогли найти постоянную работу лишь 7% коренных французов. Среди выходцев из стран Магриба безработным оставался каждый пятый. В 2007 году Международное бюро труда установило, что в четырех из пяти случаев работодатель предпочитает нанимать работника французского, а не африканского происхождения.

На добровольной основе используются анонимные резюме и в США. Здесь компании обращаются к ним все чаще, поскольку боятся судебных исков по обвинению в трудовой дискриминации. А если в документе личных данных нет – неудачливому соискателю не к чему придраться. В прошлом году в стране было подано более 90 тыс. обвинений в дискриминации при трудоустройстве. Как правило, потерпевшие отмечают сразу несколько пунктов дискриминации, но самые «популярные» в США – расовая (36%) и половая (30%).

Обязательны сейчас CV без личных данных лишь в Бельгии и только при трудоустройстве на госслужбу.

Вегетарианцам – кресло из дерматина

Анонимные резюме могут помочь не только мигрантам или женщинам. Оказалось, что перечень не жалуемых работодателями социальных групп намного шире. К примеру, в США первые законы о запрете дискриминации 1964 года касались расы, религии, пола и национальности. Через три года сюда добавили тех, кому за 40, и людей с ограниченными физическими способностями. Еще позже от работодателей решили скрыть историю болезней соискателя. В Норвегии в прошлом году парламент рассматривал предложение о том, чтобы менеджеры по набору персонала не имели права спрашивать, беременна ли женщина и каковые ее семейные планы. А британский Билль о равенстве, вступающий в силу с октября этого года, запрещает работодателям просматривать историю болезней соискателя.

Но, кажется, британские власти зашли слишком далеко. Согласно Биллю, вегетарианцы, атеисты и сайентологи получили защиту от дискриминации наравне с религиозными группами. Последователи фэн-шуй теперь могут требовать, чтобы зал заседаний или номер их стола не был под цифрой 4. Вегетарианцы имеют право на отдельный холодильник или кресло, изготовленное не из натуральной кожи. Пацифисты могут не вести деловые переговоры с клиентами, занимающимися производством оружия. Правительство хотя бы вычеркнуло из этого списка так называемых джедаев.

Но есть и более серьезные положения в документе. К 2013-му в компаниях, где количество работников превышает 250 человек, станут обязательными регулярные проверки равенства оплаты труда мужчин и женщин. Ведь по статистике, гендерная разница в зарплатах на должностях с полной занятостью в среднем составляет 17%. В финансовом секторе картина вообще шокирующая: женщины здесь зарабатывают на 60% меньше, чем мужчины. Да и топ-менеджеров женского пола среди финансистов всего 11% по сравнению со средним показателем в 28% во всех остальных отраслях экономики.

Британская Комиссия по правам человека и равноправию считает, что проверки зарплат должны быть добровольным делом компаний. Иначе это повлечет волну исков, а судебная система и так перегружена. Бизнесмены жалуются, что инспекции станут дополнительной тяжестью для предприятий, да еще и во времена рецессии. В прошлом году в британские суды поступило 44 тыс. исков, связанных с дискриминацией в оплате труда.

Две стороны медали

Резюме без указания личных данных действительно дают всем равные шансы попасть на интервью. Но это ведь еще не гарантия трудоустройства. Еще в 2004–2006 годах в шведском городе Гетеборге внедряли анонимные резюме. Тогда женщины и мигранты получили на 8% больше шансов быть приглашенными на интервью. Но если первые использовали это преимущество, и количество утроившихся на работу женщин также выросло на 8%, то соискатели – не шведы все равно отсеивались на этапе собеседования.

Да и как разбираться с компаниями, которые дискриминируют определенные социальные слои? В той же Бельгии в 2008-м директор компании Feryn, специализирующейся на продаже и установке дверей, попросил не принимать на работу монтерами марокканцев, поскольку клиенты не хотят пускать их в дом. Бельгийский Центр за равные возможности и против расизма пригрозил компании судебным процессом. В результате Feryn вместе с Центром сделала совместное заявление, что больше дискриминации таких рабочих не будет – был нанят один иммигрант в качестве уборщика. Никто из марокканцев на должность монтажника так и не устроился. И чего добились защитники равенства?

Сокрытие личной информации порой даже может насторожить работодателя. Профессор Клаус Аленфельдер, президент Немецкого общества по антидискриминационному праву, в интервью Deutsche Welle настаивает, что пока это не стало законодательной нормой, документы с «замазанными» данными работодателям в Германии кажутся подозрительными. Получается, у соискателя будет еще меньше шансов получить приглашение на интервью, чем в случае указания своей арабской, китайской или славянской фамилии. Да и если у менеджера по набору персонала есть какие-то предрассудки, то он забракует кандидата уже во время собеседования. К тому же из самого резюме по большому счету можно выудить всю нужную информацию. Рабочий стаж дает общее представление о возможном возрасте соискателя. Свободное владение арабским или полученный в Каире диплом натолкнут на соответствующие выводы.

Благодаря новому формату резюме дискриминация при трудоустройстве не исчезнет. Это лишь первый шаг в борьбе с предрассудками. Многие в Европе задумываются над тем, чтобы лучше заботиться о повышении конкурентоспособности мигрантов на рынке труда, ведь часто у них проблемы с языком или недостаточное образование. Также необходима более широкая пропаганда среди населения, что те же пенсионеры или люди с ограниченными возможностями справляются со своими обязанностями ничуть не хуже остальных. Например, в Венгрии в 2008 году проживало почти 750 тыс. человек с ограниченными физическими возможностями, из которых 650 тыс. – экономически активное население, но лишь 95 тыс. из них, по данным Евростата, работали. Это лишает экономику огромных трудовых ресурсов, которые вместо этого живут на государственные пособия.

Новостной канал на яндекс дзенЧитайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code