Германия уклоняется от «Северного потока» 2. Эгоизм или защита интересов?

Строительство газопровода «Северный поток — 2» до сих пор не началось. Завершить его в этом году становится все менее реалистичным. Таким образом, операционная дата начала эксплуатации проекта в первом квартале 2021 года, о которой Владимир Путин говорил в начале 2020 года, остается неопределенной. Между тем покушение на Алексея Навального еще больше испортило политический климат вокруг этого неоднозначного проекта. Это игра, которая позволит избежать санкций США?

Два года строительства

5 сентября 2018 года началось морское строительство газопровода Северный поток 2. Затем судно Allseas MV Solitaire начало укладку первых труб по дну Финского залива. Почти ровно два года назад никто не предполагал, что достройка газопровода столкнется с такими большими трудностями.

Строительство двух 1230 км ниток газопроводов должно было занять максимум 14 месяцев. К его укладке были привлечены самые опытные компании в сфере морского строительства. Строительство велось крупнейшими в мире суда, которые проложили трубы для транспортировки нефти и газа по дну морей и океанов. Решение о начале строительства было принято, несмотря на отсутствие экологических разрешений от датчан. Россияне считали, что это согласие рано или поздно придет и не повлияет на окончательный график проекта.

Однако реальность оказалась для «Газпрома» болезненной. Датчане в административном порядке продлили вынесение положительного решения на несколько месяцев. В конечном итоге разрешение получили только в конце октября 2019 года. Спустя два месяца вступили в силу санкции США против компаний, занимающихся предоставлением кораблей для строительства этого проекта, что привело к увольнению главного подрядчика — Allseas. С тех пор работы были приостановлены.

Как завершить строительство?

«Газпром» хочет завершить строительство и использовать российские укладчики — «Академик Черский» и баржу «Фортуна». Однако июль стал свидетелем беспрецедентного давления со стороны США. Во-первых, внесение в Конгресс проекта PEESA 2020 (Закона о защите европейской энергетической безопасности), расширение санкций в отношении всей деятельности, сопровождающей строительство (включая морские исследования, страхование, сертификацию газопровода после его строительства, материально-техническую помощь, предоставляемую портами и т. д.), А затем изменение руководящих принципов. Государственным департаментом в отношении применения Закона CAATSA от 2017 года (Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций), который позволяет компаниям, участвующим в финансировании проекта, налагать санкции в обратной форме, то есть до вступления закона в силу.

Активизация США привела к ситуации, когда все субъекты, участвующие в строительстве проекта, могут подвергнуться суровым санкциям. Из-за всего этого россиянам было намного сложнее достроить трубопровод в одиночку. Возникли проблемы с арендой объектов снабжения, проведением исследований морского дна, страхованием, предоставлением чартерных услуг и т. .

Россия хотела справиться с поставленной задачей, поэтому присылала корабли со всех концов страны. Из Владивостока и Находки. Россия поспешно сменила владельца этих судов, чтобы формально предотвратить санкции против основного инвестора, то есть российского Газпрома.

В итоге возникли дополнительные проблемы с техническими возможностями завершения строительства с использованием, например, Академика Черского. Это судно оборудовано системой динамического позиционирования. Однако согласие Германии требовало, чтобы строительство в немецкой строительной зоне велось с использованием судов, стоящих на якоре. Это связано с тем, что глубина прокладки газопровода на последних 12 км немецкой зоны не превышает 25 метров. Использование судов DP может привести к поднятию взвешенных твердых частиц с морского дна и его физической деградации. Стоит отметить, что судно Audacia, которое в 2018 году строило газопровод в Германии, несмотря на наличие системы DP, пришлось адаптировать для использования якорей во время эксплуатации. Аппарат полгода находился на верфи в Роттердаме, где был оснащен специальными компонентами, такими как лебедки и якоря.

Согласно полученной информации, у Академика Черского устанавливается необходимое оборудование для работы корабля с использованием анкерных якорей. Ожидается, что весь процесс установки займет около четырех недель. После этого потребуется две недели на тестирование и сертификацию установленного оборудования. Только по истечении этого времени корабль сможет быть направлен на надлежащее строительство газопровода по дну Балтийского моря. Конечно, отправка судов с якорями в открытое Балтийское море в штормовое время будет означать, что темпы строительства существенно снизятся.

Немецкая реакция

Настроение в отношении инвестиций в последнее время еще больше ухудшилось. Все из-за попытки убийства самого известного российского оппозиционера Алексея Навального. Политик уже две недели проходит лечение в берлинской клинике Шарите.

Напомним, что больше всего на проекте заработали компании из Западной Европы — 11 млрд евро (если не больше). Поставляя трубы, компрессоры или транспорт, а также оказывая услуги по сертификации, тестируя и фрахтовав суда и другое оборудование, компании из Германии, Нидерландов, Дании, Норвегии, Франции и др. В основном зарабатывали деньги. По словам министра иностранных дел Германии Хайко Масса, в строительстве проекта участвуют более 100 компаний из 12 стран Европы. Половина этих компаний имеют немецкое происхождение. Это означает огромное лоббирование и давление со стороны немецкого бизнеса с целью завершить проект. С другой стороны, все больше появляется призрак санкций США в отношении компаний, реализующих и помогающих строить «Северный поток-2». Возможно, Берлин ждет результатов ноябрьских президентских выборов в США и объявления хозяина Белого дома.

С одной стороны, Дональд Трамп как политик — не тот, кого в просторечии можно назвать «русофобом». Он много раз показывал, что его подход к России далек от того, чего ожидали бы политики в Польше, Литве или Украине. Первый пакет санкций в рамках PEESA был подписан им в последний момент, и только потому, что его положения были включены в закон Пентагона о оборонном бюджете. Документ был «полон» множеством различных актов, которые президент США ранее не хотел подписывать. Одним из них был упомянутый выше закон, предусматривающий санкции за участие в строительстве «Северного потока 2». В настоящее время ситуация выглядит похожей. Берлин может рассчитывать на то, что новый хозяин Белого дома не решит ударить по немецким компаниям санкциями. Этому может послужить предлагаемый двухлетний мораторий.

Также возможно, что вся дискуссия носит временный характер и предназначена для того, чтобы переждать этот неприятный для немцев момент. Менее трех недель назад Хайко Маас посетил Москву, где главной темой переговоров с Сергеем Лавровым был выход из тупика, связанного с «Северным потоком 2». Трудно представить, чтобы последовательная политика Германии, особенно внешняя, через несколько дней изменила отношение к этому проекту в результате попытки убить оппозиционного политика в России.

Еще одним примером того, как немецкие корпорации и правительство замолчали неудобную тему, стала поставка в 2017 году двух турбин Siemens для газовых электростанций, строящихся в Крыму. После того, как стало известно о перемещении российских турбин с Таманского полуострова в Крым, компания «Сименс» демонстративно разорвала сотрудничество с российскими компаниями и передала дело в суд. Однако споры длились недолго, так как уже в 2020 году Siemens подписала новые контракты на поставку практически идентичного оборудования для построенной в Казани электростанции.

Эти примеры показывают, что чем громче реакция немцев, тем более расплывчатые решения появляются. Немецкий бизнес всегда славился своей открытостью для России, какой бы она ни была. Правительство Германии находится в трудном положении по отношению к партнерам, особенно в Центральной и Восточной Европе. Она рискует получить многочисленные обвинения в отсутствии солидарности. Некоторые назовут такой подход заботой о национальных интересах, другие — крайним примером эгоизма и лицемерия. Время покажет, как обстоят дела в данном случае.

Вам также могут понравиться
Adblock
detector