Сроки исковой давности в спорах о взыскании заработной платы

Принятый и введённый в действие с 01.02.2002г. Трудовой кодекс РФ, так же как и Кодекс Законов о Труде не оправдал ожидания юристов, работающих в сфере трудовых отношений, не дав ответа на один из главных спорных вопросов – сроки для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Особенно остро эта проблема возникает при обращении работника в суд с иском к работодателю о взыскании заработной платы.

Общее правило, установленное ч.1 ст.392 ТК РФ, гласит: «Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении, либо со дня выдачи трудовой книжки».

При увольнении работника дату вручения ему приказа или трудовой книжки можно зафиксировать (как правило, по личной подписи работника в копии приказа или в журнале регистрации), и поэтому у сторон индивидуального трудового спора не возникает споров по поводу соблюдении сроков. Но дата, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, иной раз бывает предметом острой дискуссии. Уровень правовой грамотности работников разный; не всегда работник действительно (а не формально) ознакомлен с правами, закреплёнными в локальных нормативных актах предприятия. Поэтому невозможно с уверенностью утверждать о дате, когда работник действительно узнал о нарушении своего права, и именно с этого момента отсчитывать течение трёхмесячного срока.

Не всегда удаётся доказать факт обнаружения нарушенного права (например, необоснованно невыплаченной премии или надбавки) из беседы с другим, более сведущим, работником, а не с момента получения расчётного листа, когда эта премия или надбавка по каким-либо основаниям была не выплачена.

Даже если признать то, что работник пропустил срок на защиту своего нарушенного права, но ходатайствовать перед судом о восстановлении этого срока, объясняя пропуск уважительной причиной – правовой неграмотностью, вряд ли это приведёт к успеху.

Как гласит п.3 ст.392 ТК РФ: «При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом». Слова «могут быть восстановлены судом» говорят о том, что суд сначала необходимо убедить в уважительности причин пропуска срока, а затем убедить его воспользоваться своим правом – восстановить этот срок. Отсутствие перечня уважительных причин пропуска срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, а так же обязанности (а не права) суда восстанавливать этот срок в случае его пропуска по уважительным причинам, ограничивает конституционное право работнику на судебную защиту и ставит его в зависимость от настроения судьи.

Остался открытым вопрос о сроке в случае, когда работник, не дождавшись рассмотрения индивидуального трудового спора комиссией по трудовым спорам на предприятии, переносит его рассмотрение в суд. Согласно ст. 386 ТК РФ, работник может обратиться в комиссию по трудовым спорам в трехмесячный срок со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Комиссия по трудовым спорам обязана рассмотреть индивидуальный трудовой спор в течение десяти календарных дней со дня подачи работником заявления. В случае, если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией, работник вправе перенести его рассмотрение в суд (п.1 ст.390 ТК РФ). В силу п.1 ст.56 ГПК РФ, обязанность собирать и представлять доказательства нарушения права лежит на работнике. Логично предположить, что работник, собирающий доказательства для обоснования своих требований, столкнувшись с противодействием со стороны работодателя, потратит не один месяц, чтобы так или иначе добыть копии нужных ему документов, приказов и нормативных актов. Поэтому работники часто подают заявление в КТС за несколько дней до окончания 3-х месячного срока. По прошествии 10 дней со дня регистрации заявления работника, трёхмесячный срок уже истёк, но у работника возникает право перенести спор в суд, что уже само по себе превышает срок, предусмотренный ст.392 ТК РФ.

Конечно же, не стоит недооценивать важность Постановление Пленума Верховного Суда РФ №2 от 17.03.2004г., которое разъясняет судам, как правильно применять Трудовой Кодекс при разрешении тех или иных казусов. Но, к огромному разочарованию, п.56 указанного Постановления не только не внёс ясность по вопросу применения сроков давности при обращении в суд работника о взыскании зарплаты, но ещё более усилил неопределённость. Дословно пункт 56 изложен следующим образом: «При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы, надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора».

В начале этого текста Пленум употребил слова: «о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы». Как известно, в соответствии со ст.122 ГПК РФ по требованиям о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы выдается судебный приказ. Выдача судебного приказа происходит независимо от сроков обращения в суд. Из ст.129 ГПК РФ следует, что судебный приказ выдается при отсутствии спора между сторонами, в то время как Пленум говорит о рассмотрении дел по искам работников, то есть, когда налицо спор. Тем не менее, именно такая редакция 56-го пункта Постановления даёт возможность работодателю возражать против удовлетворения требования работника о взыскании зарплаты по причине пропуска исковой давности. Как показывает практика, при рассмотрении схожих ситуаций у судей Самарской области разный подход при разрешении этой коллизии.

Предлагаю вашему вниманию доводы, которые позволяют работнику обратиться в суд о взыскании заработной платы после истечения трёхмесячного срока.

Несмотря на право лиц, чьи права нарушены, по собственному усмотрению выбирать способ разрешения индивидуального трудового спора – т.е., первоначально обратиться в комиссию по трудовым спорам, а в случае несогласия с её решением — в суд, либо сразу обратиться в суд – в большинстве случаев работник предпочитает сначала обратиться в КТС. Как показывает практика, члены комиссии по трудовым спорам не отказывают работнику в удовлетворении его заявления в связи с пропуском срока, предпочитая отказать ему по существу заявленных им требований. Приняв заявление от работника и рассмотрев его по существу, даже по истечении трёхмесячного срока, комиссия по трудовым спорам, дав возможность работнику по истечении 10 дней обратиться в суд, фактически восстанавливает срок обращения в суд. В таких случаях, работодатель лишён возможности ссылаться на пропуск срока обращения в суд, предусмотренного ст.392 ТК РФ. В этом случае работодатель также лишён возможности ссылаться на пропуск срока, предусмотренного ст. 386 ТК РФ «Срок обращения в комиссию по трудовым спорам». Согласно ч.2 ст. 386 ТК РФ, в случае пропуска установленного срока по уважительным причинам, комиссия по трудовым спорам может его восстановить и разрешить спор по существу. Раз уж комиссия фактически рассмотрела спор по существу, значит, она воспользовалась своим правом восстановить срок, а работодатель, несогласный с решением комиссии, не оспорил по этим основаниям её решение в течении 10 дней.

Если всё-таки комиссия по трудовым спорам не стала рассматривать спор по существу, отказав в связи с пропуском трёхмесячного срока, и работнику пришлось перенести спор в суд, а ответчик — работодатель ходатайствует об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности, то по искам о взыскании зарплаты предлагаю подкрепить ссылку на п.56 Пленума Верховного Суда РФ №2 от 17.03.2004г. доводами следующего содержания: «Действительно, в начале этого пункта употреблено словосочетание о начисленной, но невыплаченной работнику заработной плате. Однако само по себе указание на начисление и невыплату заработной платы не влияет на длящийся характер обязанности работодателя перед работником по оплате его труда, в том числе сверхурочных работ, в течение всего периода действия трудового договора. В соответствии со ст.122 ГПК РФ, по требованиям о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы выдается судебный приказ. Выдача судебного приказа происходит независимо от сроков обращения в суд. Из ст.129 ГПК РФ следует, что судебный приказ выдается при отсутствии спора между сторонами. В п.56 Постановления говорится о рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены. Исковые требования предъявляются при наличии спора между работником и работодателем по поводу взыскания задолженности по заработной плате. Поэтому, при наличии неурегулированных разногласий, судебный приказ не выдается, и работник предъявляет к работодателю исковые требования. В рассматриваемом случае я предъявил к работодателю исковые требования о взыскании задолженности по заработной плате в виде оплаты сверхурочной работы в период с 1998 по 2005г.г. То есть, между работником и работодателем возник трудовой спор. Следовательно, п. 56 Постановления, предусматривающий его применение к искам о взыскании заработной платы работников, состоящих в трудовых отношениях, применим к возникшим отношениям. В пользу этого довода говорит тот факт, что ст. 395 ТК РФ, которая называется «Удовлетворение денежных требований работника», предусматривает, что при признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными, они удовлетворяются в полном размере. Слова «в полном размере» означают не что иное, как «за весь неоплаченный период». Очевидно, что работник, которому не выплачивается заработная плата, знает о нарушении своего права с первого же дня, следующего за тем, когда ему заработная плата должна была быть выплачена. Поэтому, в случае применения ст.392 ТК о трехмесячном сроке исковой давности, судам необходимо было бы отказывать в иске всем работникам, которым заработная плата не выплачена более, чем за три месяца. Однако статьёй 395 ТК законодатель фактически вывел денежные требования работника за рамки требований, на которые распространяется срок исковой давности. Следовательно, установленные ст.392 ТК РФ 3-х месячные сроки исковой давности к требованиям о взыскании заработной платы и к иным денежным требованиям работника неприменимы».

Обращаю ваше внимание на возможность применения других нормативных актов по аналогии в случаях спора о пропуске срока на обращение за судебной защитой. Об этом прямо указано в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 года по гражданским делам, утверждённом Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 3 и 24 декабря 2003г., дословно: «Поскольку в законодательстве не урегулирован порядок применения судом сроков на обращение в суд, установленных в ст.392 Трудового кодекса Российской Федерации, то следует на основании ч.3 ст.11 ГПК РФ применять норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона)». В отличие от статей 14, 386, 392 Трудового кодекса РФ, статьи 202 и 203 Гражданского кодекса РФ прямо предусматривают приостановление и перерыв сроков исковой давности, а следовательно, могут быть применены в индивидуальных трудовых спорах по аналогии.

Остаётся надеяться на то, что законодатель или судебная практика всё-таки выработают единый подход к правилу, дающему судам возможность по существу рассматривать исковые требования работника о взыскании заработной платы (или её поощрительной части), невыплаченной свыше трёх месяцев назад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code