Авторизация | Регистрация

Нетрадиционная сексуальная ориентация и ее последствия

, Категория - Статьи и материалы

Об этом почему-то особо не хотят говорить, потому что считают чем-то из ряда вон выходящим. Тем ни менее не стоит изображать из себя страуса, который засунул свою голову в песок, и тем самым решил, что все хорошо, раз он ничего не видит и не слышит. Тем ни менее проблема от этого не решилась сама собой. Речь пойдет о дискриминации в связи с нетрационной сексуальной ориентацией.  Интересное и беспрецедентное для России исследование провел Исследовательский центр портала Superjob.ru Опрашивали работодателей и наемных работников на предмет их склонности дискриминировать людей при приеме на работу и в процессе совместной трудовой деятельности. На первый вопрос - «Откажете ли Вы соискателю, если будете точно знать, что он нетрадиционной сексуальной ориентации?» - 25% работодателей ответили утвердительно. Интересны мотивы этой части опрошенных: «Нетрадиционная ориентация не является достоинством и нередко сочетается с разного рода недостатками, дурно влияющими на качество труда». «Я считаю, что такая сексуальная ориентация – порок, извращение и болезнь, которая подрывает нравственные устои семьи и общества». «Отношусь к этому отрицательно и думаю, что нетрадиционная ориентация плохо сказывается на микроклимате в коллективе». «Слишком экстравагантных специалистов ни в офисе, ни на производстве не терпят. Все должны быть усреднёнными, это требование работодателя». «Да. Я гомофоб». Любопытно, что работодатели сами не связывают причины отказа в работе геям и лесбиянкам с их деловыми качествами, либо эта связь носит гипотетический характер. 21% работодателей "затруднились ответить" на этот вопрос. Однако анализируя их мотивы, можно понять, что эта группа также склонна отказать в приеме на работу из-за сексуальной ориентации кандидата: «Не сталкивался с таким». «В зависимости от того, насколько явно это выглядит со стороны». «Многое зависит от коллектива и специфики деятельности компании. В мужской коллектив (например, на склад) брать гея небезопасно для самого гея. А вот принять дизайнера-гея в смешанный коллектив – легко». «Я про это никогда не спрашиваю. Но если мальчик манерный и всё напоказ, то, скорее всего, ему будет отказано. У нас не гей-клуб и не цирк». Исходя из этого можно считать, что в 40-50% случаев геи и лесбиянки рискуют остаться без работы, если их сексуальная ориентация становится известной работодателю. А по сути своей, кого и как должно волновать, что происходит с таким человеком вне работы. Ведь самое важное, чтобы работник приносил пользу, и по сути, в чем тут такая проблема, если вдруг он испытывает что-то к представителям своего пола. Не стоит думать, что проблемы нет. Непонятно по какой причине даже в нашей стране становится все больше и больше людей, которые уже открыто признают, что относят себя к представителям нетрадиционной ориентации. Странное общество. Вот, если мы имеем дело, скажем с приверженцем каких-либо неклассических моментов, но при этом с традиционной ориентацией, то воспринимаем хорошо. Пора бы уже открыть глаза и посмотреть на все иным взглядом. Ну зачем унижать таких людей, когда из них могут быть великолепные работники. А сколько людей искусства, которые не скрывали своих пристрастий. Этот материал не пользу кого-то, мы хотим просто объективно разобраться в проблеме, понять, что можно сделать. Итак, что же происходит. Прямая дискриминация по признаку сексуальной ориентации — увольнения или отказ в приеме на работу — явление относительно редкое. Однако причина этого не в толерантности работодателей, а в том что подавляющее большинство геев тщательно скрывает свою ориентацию от них. 78,6% опрошенных геев просто скрывают сам факт своей гомосексуальности от работодателей и коллег. Только 17% сообщили, что на работе ориентацию свою не скрывают и никаких проблем на этой почве у них не возникало. Если в малых городах самый низкий процент уволенных или не принятых на работу, то и доля скрывающих свою ориентацию — самая высокая. В наиболее уязвимом положении оказываются те геи и лесбиянки, которые работают (или хотят работать) в государственных учреждениях и организациях, а также в системе образования. Опрошенные в ходе мониторинга респонденты неоднократно указывали на известную им практику проверки граждан, поступающих на государственную службу, на предмет «нормальности» их личной жизни. Если руководству учреждения становится известно о гомосексуальности сотрудника, часто принимаются меры для того, чтобы от такого сотрудника избавится. В подобной ситуации оказался некто Алексей. В декабре 2005 года ему удалось устроится на работу в государственное учреждение города Москвы — Московский городской совет общественных пунктов охраны правопорядка (МГС ОПОП), который находится в прямом подчинении Правительства Москвы, на должность Председателя общественного пункта охраны правопорядка (ОПОП) микрорайона № 6 Пресненского района города Москвы. Официально приказ о его приёме на работу был издан лишь 3 марта 2006 года, однако приступил к исполнению своих обязанностей он значительно раньше. Во время приёма на работу, работодатель не знал ни о гомосексуальности Алексея. Однако, как иногда случается, прошли слухи, и после того, как его совместная жизнь с другим мужчиной получила огласку, Алексей стал подвергаться давлению со стороны руководства МГС ОПОП. Он описывает это следующим образом: "Начальник организационного отдела Управы, который курировал нашу работу, вызвал меня и моего непосредственного начальника — Председателя ОПОП Пресненского района в свой кабинет и начал кричать и требовать в самых грубых выражениях, чтобы я коренным образом изменил свой образ жизни (имелась в виду частная жизнь). Он гневно сказал, что моё поведение бросает тень на правоохранительную систему, правительственные органы и Пресненский район. «Я не собираюсь иметь из-за Вас неприятности и дожидаться, когда кто-нибудь обратиться к мэру или Правительству Москвы напрямую… Если Вы не сделаете соответствующих выводов, то потеряете не только работу, но и покой, узнаете, что значит неподчинение Родине!…». Дело в том, что все обращения жителей, вместе с экземплярами листовок оказались в распоряжении руководителей. Алексея ознакомили с ними — это были письма соседей, рапорты участковых милиционеров, петиции совета ветеранов, экземпляры листовок. Алексей ответил, что скорее умрёт, чем расстанется с Давидом. Представитель Управы нецензурно выругался и запустил банановой кожурой с приговором: "Без покаяния можешь не возвращаться". Спрашивается, ну и причем тут ориентация и работа? А у человека в результате нервного срыва начались непрекращающиеся, некупируемые приступы удушья, которые закончились госпитализацией, а после выхода из больницы ему предложили написать рапорт об увольнении. Когда Алексей отказался от такого "предложения", руководитель предупредил, что я всё равно уволит, но устроиться на работу не получится. А теперь немного о том, как же начал действовать руководитель Алексея для осуществления своего плана. Чтобы найти предлог для увольнения были вызваны два наиболее лояльных лиц из числа своих подчинённых, членов известной политической партии. Он и попросил их подписать акт о якобы совершённых прогулах, которые они таким образом "зафиксировали". При подписании акта присутствовал также ещё один подчинённый, которого спросили — желает ли он подписать данный акт ? Получив отказ, руководитель сказал: двух подписей будет достаточно. Вскоре Алексей был уволен из ОПОП под надуманным предлогом. Он подал в суд, и тут давление и дискриминация переросли в преследование и пытки". Эти факты подтверждает и сослуживец Алексея, Н.: "Алексей сразу проявил себя как очень честный, открытый и принципиальный человек, который подходит к исполнению своих обязанностей с большой степенью ответственности. Его отличает отзывчивость и добродушие, готовность приходить на помощь людям, коллегам по работе. Я всегда считал его самым подходящим для занимаемой им в 2006 году должности работником. Он являлся одним из лучших председателей ОПОП микрорайонов. Алексей никогда не афишировал своей сексуальной ориентации, однако в силу своей честности и открытости, он был не в состоянии отвечать отрицательно на прямые вопросы, касающиеся её. Это делало его весьма уязвимым и незащищённым. Очень скоро, после начала его работы в ОПОП руководству Управы и ОПОП стало известно о том, что Алексей принадлежит к сексуальному меньшинству, является гомосексуалистом. Информация о его личной жизни и круге общения была получена от участковых милиционеров по месту жительства и месту работы Алексея — Н. и А., а также жителей дома, в котором находится квартира Алексея. В частности, у участкового милиционера Н. хранились несколько листовок, которые распространялись в доме Алексея и содержали призывы к совершению силовых акций против Алексея. В период нахождения Алексея на излечении в больнице, непосредственный начальник — В. проводил совещание, в ходе которого проинформировал всех кадровых сотрудников ОПОП о полученной информации и запрашивал их мнения. Убедившись в том, что коллеги осуждают Алексея, он предложил составить коллективное обращение в МГС ОПОП о несоответствии Алексея занимаемой должности и требованием о его увольнении. Это обращение было подписано всеми, кроме одного сотрудника. После госпитализации Алексей вернулся к исполнению своих должностных обязанностей, он стал подвергаться систематическому давлению и оскорблениям. Во время совещаний В. и А. (начальник организационного отдела Управы Пресненского района) постоянно унижали Алексея и всячески издевались над ним. Вот все и подстроили с прогулами. Самое интересное то, что к Алексею, как работнику действительно не могло быть претензий, он работал честно, но даже такое обстоятельство не остановило чиновников от произвола.Исковое заявление Алексея после поступления в Тверской районный суд города Москвы провалялось там три месяца без рассмотрения. Суд словно не знал о его существовании. Всё это время истцу и его адвокату не удавалось получить в канцелярии суда никакой информации. И это несмотря на установленный гражданско-процессуальным кодексом месячный срок принятия заявлений, который суды, обычно, не нарушают, особенно в последние годы, когда Верховный Суд РФ очень серьёзно следит за соблюдением процессуальных сроков судами общей юрисдикции. По прошествии столь долгого времени суд вынес определение об оставлении искового заявления Алексея без рассмотрения, мотивируя это тем, что тот не являлся на заседания суда. В процессе составление частной жалобы на это определение суда, адвокату удалось установить, что повестки о дате судебных заседаний Алексею не направлялись, за исключением одной, которую он получил уже в день заседания, значительно позже того времени, на которое оно было назначено. По телефону же, в канцелярии суда по гражданским делам, никакой информации Алексею не давали. Когда адвокат составил и подал частную жалобу в вышестоящую инстанцию — Московский городской суд, то, по его словам, "в материалах гражданского дела, в которых содержались доказательства фактов, на которые я ссылался, произошли странные изменения, которые уничтожили наши доказательства". Так, почтовый штемпель на конверте, в котором исковое заявление Алексея поступило в суд, был замазан таким образом, чтобы невозможно было разглядеть дату отправления, а рядом с подписью получателя на повестке была подправлена дата. При этом в материалах дела отсутствовала отметка о выдаче этого дела для ознакомления ответчику либо истцу или его представителю. Внести подобные изменения могли лишь сотрудники суда. Адвокат Алексея рассказал, когда, по каким-то непонятным причинам, поданная жалоба была удовлетворена, федеральная судья Тверского районного суда Л., в производстве которой находилось дело, была удивлена не меньше, чем сам адвокат. Она пригласила адвоката для беседы и спросила: насколько я хорошо знаю Алексея и что мне известно о его "моральном облике". Я ответил, что мои отношения с Алексеем ограничиваются моей профессиональной адвокатской деятельностью и никаких оценок моральному облику своего доверителя давать не вправе. Что же касается подоплёки увольнения, связанной с "зачисткой" государственных учреждений от представителей сексуальных меньшинств, которых власть считает не достаточно лояльными, то она известна — сообщил адвокат. Проведя одно заседание для решения процессуальных вопросов, судья снова пригласила адвоката для беседы и попросила заявить ходатайство о передаче дела в другой суд, где у нас будет больше шансов. "В сложившихся условиях я не смогу удовлетворить ваш иск, так что если не хотите отказа, лучше послушайтесь и заявите ходатайство"". По совету адвоката Алексей согласился на передачу дела в Хорошевский районный суд города Москвы, федеральной судье С. Только в марте 2008 года иск был рассмотрен в судебном заседании и вынесено решение об отказе в удовлетворении всех исковых требований. 26 мая кассационная инстанция — Московский городской суд оставил решение Хорошевского районного суда по трудовому спору (о незаконном увольнении с работы) без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения. Как уже говорилось, в малых российских городах разглашение сексуальной ориентации человека чаще всего заканчивается увольнением с работы, после чего найти новую работу в том же городе становится практически невозможно. Об этом, в частности, свидетельствуют обращения в Российскую ЛГБТ-сеть. Алексей (Волгоградская обл.): "С ноября 2005 по декабрь 2006 работал в <…> Монтажном Управлении, простым рабочим. Слесарем. Имею подтвержденную квалификацию, 5 разряд. По просьбе инженера 1-го участка этого управления контракт со мной, на выполнение работ больше не заключается. Никогда не прикладывал каких-то усилий, чтобы скрывать свою ориентацию. Спустя год, после того, как я устроился в ту организацию, до непосредственного начальства дошло, что я гей. Кто-то просто рассказал об этом. И не смотря на то, что нареканий со стороны начальства за весь этот год не было в мой адрес, мне отказали в продлении трудового договора, на основании квалификационного несоответствия. В частной же беседе сказали просто: «У тебя не та ориентация!". Александр (40 лет, Псковская обл.): "Работал в средней школе №… Псковской области. С 2003 года начались постоянные издёвки со стороны учителей, учащихся и администрации школы. Одна из преподавателей прямым текстом объявила, что меня надо посадить на нары и вообще изолировать от общества. Был поставлен в условия, в которых продолжать работы стало невозможным. На бирже труда мне было сказано, что мне было бы вообще лучше уехать из города. Произвол по отношению ко мне начался с тех пор, когда я в открытую заявил о своей ориентации, ведь до этого я работал в данной школе с 1984 года". В редких случаях гомосексуалам удается через суд восстановить нарушенные трудовые права. В своем решении от 20 сентября 2005 года Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга признал незаконным дискриминационное решение Российских железных дорог в отношении потенциального сотрудника, которому было отказано в поступлении на курсы из-за того, что в его военном билете содержалась запись о "психическом нарушении", сделанная исключительно на основании его гомосексуальности. В 1992 году заявителю был поставлен диагноз "перверзной психопатии" исключительно на основании его гомосексуальной ориентации, которая считалась "психическим заболеванием" в советской психиатрии. Одновременно он был поставлен на учет в психоневрологическом диспансере для периодического наблюдения. Он был признан негодным к службе в армии и ему был выдан военный билет с записью о негодности по "статье 7б", которая указывала на диагноз психопатии в Расписании болезней 1987 года В 2003 году он был снят с учета в психоневрологическом диспансере. Тем не менее, военкомат отказался отменить его диагноз, по-прежнему считая его негодным к службе в армии в связи с его гомосексуальностью, которая теперь была (ошибочно) классифицирована военкоматом как "другие расстройства половой идентификации" в соответствии с МКБ-10 — Международной классификацией болезней ВОЗ (после издания МКБ десятого пересмотра гомосексуальность не рассматривается как психическое нарушение). С 1999 году Минздрав РФ обязал все медицинские учреждения использовать диагнозы по МКБ-10, а в Расписании болезней 2003 году было прямо указано, что гомосексуальность не является основанием для ограничения годности к военной службе. Позже в 2003 году истец обратился в Дорожную поликлинику Октябрьской железной дороги для получения медицинского заключения для поступления на курсы проводников. Дорожная поликлиника отказалась признать его профессионально пригодным на основании наличия в его военном билете указания на соответствующую статью Расписания болезней, а также в связи с тем, что ранее он состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Принимая такое решение, Дорожная поликлиника знала о том, что заявитель больше не состоял на диспансерном учете. Дорожная поликлиника утверждала, что указание на соответствующую статью в военном билете являлось достаточным основанием для признания заявителя профессионально непригодным в соответствии с перечнем противопоказаний для работ, связанных с повышенным риском. Психиатрический правозащитный центр представлял интересы заявителя в деле об оспаривании решения Дорожной поликлиники, утверждая, что такое решение нарушает право на образование и право на труд, гарантированные Конституцией Российской Федерации. Основным вопросом было то, является ли "белый" военный билет или диагноз психического заболевания в прошлом законным основанием для ограничения профессиональной пригодности заявителя. В обоснование своей позиции Психиатрический правозащитный центр также утверждал, что гомосексуальность заявителя никогда не должна была рассматриваться как психическое расстройство. 20 сентября 2005 года Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга изготовил в окончательной форме свое решение, которым он признал незаконным решение врачебной экспертной комиссии государственного учреждения здравоохранения в отношении заявителя. Суд сделал два важных вывода: 1. Суд признал незаконной практику использования данных воинского учета для ограничения прав человека. Суд пояснил, что военный билет является документом воинского учета и сведения, содержащиеся в нем, должны использоваться исключительно в целях воинского учета, а не для определения медицинских противопоказаний к трудовой деятельности. Суд отметил, что федеральное законодательство обязывает работодателей оценивать заключения об отсутствии психиатрических противопоказаний, выданные только специализированными медицинскими учреждениями, уполномоченных на выдачу таких заключений, и в данном деле заявитель имел заключение психоневрологического диспансера об отсутствии каких-либо противопоказаний, что было незаконно проигнорировано Дорожной поликлиникой. 2. Суд указал, что диагноз "перверзной психопатии", установленный истцу в 1992 г., был основан исключительно на его гомосексуальной ориентации. Таким образом, суд еще раз подтвердил то, что гомосексуальность не является психическим нарушением. В решении суда, в частности, указывалось: "Выставленный диагноз "психопатии перверзной" целиком базировался на прежних представлениях о том, что гомосексуальная ориентация относится к патологическим личностным состояниям и является заболеванием, а никаких иных оснований для постановки диагноза психического заболевания истцу не имеется, то данный диагноз может быть снят без специального стационарного и даже амбулаторного обследования. Основанием как раз и является исключение гомосексуальности из списка психических заболеваний и признанием последней вариантом нормы. Гомосексуализм более не рассматривается в качестве психического заболевания...". 28 декабря 2004 года в Дзержинском федеральном суде г. Ярославля состоялся судебный процесс по делу Корневой Елены . Елена была уволена с должности воспитателя детского сада с официальной мотивировкой "по состоянию здоровья". При этом и при увольнении, и в судебном заседании директор детского сада пояснял, что уволил сотрудницу «по состоянию ее психического здоровья», только потому, что она лесбиянка. "Я не мог держать её в детском саду по соображениям морали и нравственности", — заявил в суде ответчик. Суд признал увольнение Елены Корневой незаконным и восстановил ее в прежней должности. Таким образом, судом было установлено, что сексуальная ориентация не может быть препятствием для работы в образовательном учреждении. Сложно себе даже представить, сколько жизней было исковеркано этим обстоятельством. Убеждение - надо оценивать в человеке его истинные качества, которые будут способствовать его удачной работе. Пора уже перестать делить людей, иначе мы придем непонятно к каким последствиям. Надо понять, что Конституция гарантирует равные права своим гражданам, и не стоит умалять это декларированное основным законом достижение.

Похожие новости:

Основания увольнения и судебная практика Мнения по поводу увольнения сотрудника, отсутствующего целый год Апелляционные суды и трудовые споры Прогульщикам не место на работе Еще вариант характеристики с места работы


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Информация
Уважаемые гости нашего портала! Для получения возможности оставлять комментарии к публикациям, а так же доступа к другим функциям, реализуемым на портале, предлагаем пройти процедуру регистрации. Это займет у Вас совсем немного времени, но зато вы познакомитесь с Правилами поведения, а затем получите полноценный доступ ко всем возможностям и привилегиям, которые имеют зарегистрированные пользователи.