Поговорим о приеме на работу бывшего госслужащего

Нарушение
работодателем обязанности, предусмотренной ст. 64.1. Трудового
Кодекса РФ, при приеме на работу бывшего государственного служащего,
имеет сложную природу. Поэтому не всегда понятно, как применять
наказание по этой статье. Можно ли не допустить нарушения положений
статьи 19.29 Кодекса РФ об административных правонарушениях?
Как соотносятся нормы этих двух Кодексов? При каких обстоятельствах
работодатель может рассчитывать на отсутствие штрафных санкций?Наталия Пластинина, Саратов Антикоррупционные нормы
трудового законодательства несколько раз претерпевали значительные
изменения. То же происходило и с судебной практикой.Несмотря на драконовские меры
судебной системы и активность органов прокуратуры, нарушения
продолжаются и по сей день. Однако в связи с введением в действие новой
редакции ст. 12 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ
«О противодействии коррупции» (далее – ФЗ «О противодействии
коррупции») изменилась ситуация и в судебной практике.Разберемся, как не допустить проблем, грозящих привлечением к ответственности по статье 19.29 КоАП РФ.

Читаем норму закона

В ст. 64.1 Трудового кодекса
Российской Федерации читаем следующее. «Работодатель при заключении
трудового договора с гражданами, замещавшими должности государственной
или муниципальной служб, перечень которых устанавливается нормативными
правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после
их увольнения с государственной или муниципальной службы обязан
в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора
представителю нанимателя (работодателю) государственного
или муниципального служащего по последнему месту его службы в порядке,
устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации».Руководствуясь сведениями из трудовой
книжки, нужно установить, не состоял ли за последние два года вновь
принятый работник на госслужбе. В случае если состоял, и его должность
имеется в специальном перечне и соответствует установленным законом
требованиям, – то о его новой работе нужно сообщить по последнему месту
службы в течение 10 дней со дня приема на работу.Аналогичное требование закреплено
в ч. 4 ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции». Статья 12 ФЗ
«О противодействии коррупции» при заключении им трудового
или гражданско-правового договора налагает некоторые ограничения
на госслужащего из Перечня. Анализ указанной нормы в совокупности
со ст. 64.1. ТК РФ предписывает работодателю при приеме бывшего
госслужащего направить уведомление о его приеме по последнему месту
службы работника при следующих условиях:

  • с момента увольнения бывшего госслужащего не прошло еще и двух лет;
  • работник замещал должность
    государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, утв.
    Указом Президента РФ от 18.05.2009 № 557 «Об утверждении перечня
    должностей федеральной государственной службы, при назначении
    на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные
    служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе
    и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах,
    об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги
    (супруга) и несовершеннолетних детей» (далее – Указ № 557),
    что специально оговаривается и в Указе Президента РФ от 21.07.2010
    № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона
    «О противодействии коррупции» (далее – Указ № 925);
  • с бывшим госслужащим заключается трудовой или гражданско-правовой договор,
  • бывший госслужащий сообщил о своем статусе, в том числе путем предъявления трудовой книжки с соответствующей записью;
  • оплата труда или стоимость работ по гражданско-правовому договору составляла более 100 000 руб. в месяц;
  • отдельные функции государственного,
    муниципального (административного) управления данной организацией
    входили в должностные (служебные) обязанности госслужащего из Перечня
    (это обстоятельство требует дополнительного согласования
    соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному
    поведению государственных или муниципальных служащих и урегулированию
    конфликта интересов).

При совокупности указанных условий
работодатель обязан в десятидневный срок сообщать о заключении
трудового или гражданско-правового договора работодателю госслужащего
из Перечня по последнему месту его службы в порядке, предусмотренном
Постановлением Правительства РФ от 08.09.2010 № 700.  справкаСтатья 64.1 Трудового Кодекса РФ,
введенная Федеральным законом от 25.12.2008 № 280-ФЗ, обязывала
работодателей направлять сообщение о приеме на работу бывшего
госслужащего по последнему месту его службы. Однако к фактическому
наказанию до осени 2010 г. не приводила – в связи с тем, что не все
этапы процедуры были урегулированы полностью. После вступления в силу
Постановления Правительства РФ от 08.09.2010 № 700 «О порядке сообщения
работодателем при заключении трудового договора с гражданином,
замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень
которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской
Федерации, в течение 2 лет после его увольнения с государственной
или муниципальной службы о заключении такого договора представителю
нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего
по последнему месту его службы», далее – Постановление № 700) ситуация
кардинально изменилась. Поскольку были расставлены все точки над «i»,
прокуратура с легкостью и массово стала возбуждать дела
об административных правонарушениях по ст. 19.29 КоАП РФ, а мировые
суды – наказывать виновных руководителей. С самого начала масштабной
антикоррупционной акции в большинстве случаев работодателей наказывали
минимальной суммой штрафа, привлекая к ответственности только
должностных лиц. При повторном нарушении и при изменении времени,
в течение которого действовала санкция, пришлось применять более
жесткие меры – как в плане наказания и должностных, и юридических лиц,
так и в плане сумм штрафов. И только в случае неисполнения
работодателем данной обязанности это действие признается
правонарушением и влечет ответственность в соответствии со ст. 19.29
КоАП РФ.Существенное отличие старой редакции нормы от редакции, действующей с 03.12.2011:Ранее работодатель обязан был
направлять уведомление о заключении трудового договора
(и гражданско-правового договора, как показала впоследствии судебная
практика) во всех случаях, независимо от того, какая оплата труда
предусматривалась по договору и от соотношения выполняемых функций
на новой работе и по последнему месту службы. Единственным основанием
для того, чтобы не направлять уведомление, было замещение бывшим
госслужащим должностей государственной или муниципальной службы,
не входящих в перечень, утв. Указом Президента РФ от 21.07.2010 № 925.

Кодекс об административных правонарушениях: новое при применении ответственности по ст. 12.29

Административная ответственность
за нарушение вышеназванных норм в области противодействия коррупции
и санкции предусмотрены ст. 19.29 КоАП РФ, которая также подвергалась
неоднократному изменению.Так, в ранее действовавшей редакции
(то есть до введения редакции, утвержденной Федеральным законом
от 21.11.2011 № 329-ФЗ) в качестве субъекта ответственности помимо
юридического и должностного лица фигурировал индивидуальный
предприниматель, сейчас значащийся как гражданин. Изменен и размер
штрафных санкций в отношении указанной категории.Если работодатель заказчик работ
(услуг) привлекал к трудовой деятельности на условиях трудового
договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях
гражданско-правового договора госслужащего из Перечня и при этом
нарушил требования, предусмотренные ФЗ «О противодействии коррупции»,
то в настоящее время это влечет за собой наложение административного
штрафа на граждан в размере от 2000 до 4000 руб.; на должностных лиц –
от 20 000 до 50 000 руб.; на юридических лиц – от 100 000
до 500 000 руб.Правонарушение, предусмотренное ст. 19.29 КоАП РФ, относится к правонарушениям против порядка управления.

Изучаем практику

Практически каждого работодателя,
который может столкнуться с приемом на работу бывшего госслужащего
и с необходимостью строгого выполнения специфических требований
антикоррупционного законодательства, волнует вопрос: как избежать
нарушения антикоррупционных норм трудового законодательства? А именно –
в каких случаях суд признает у работодателя:

  • отсутствие необходимости направить соответствующее уведомление по последнему месту службы нового работника;
  • и, соответственно, отсутствие состава правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ?

Рассмотрим случаи из свежей практики.

Различие функций

Исходя из дословного толкования всех
в совокупности частей ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции», можно
сделать вывод, что при всех перечисленных условиях работодатель обязан
сообщать о приеме на работу бывшего госслужащего, если отдельные
функции государственного, муниципального (административного) управления
данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности
государственного или муниципального служащего. В случае же, если
обязанности по месту новой работы полностью отличается от тех, которую
работник выполнял, будучи на государственной или муниципальной службе,
работодатель не должен отправлять сообщение. Такой позиции
придерживается суд, но ее не желают принимать органы прокуратуры.Пример из практики: прокурор, не согласившись с постановлением мирового судьи
о прекращении дела об административном правонарушении по ст. 19.29
КоАП РФ (на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием
состава административного правонарушения), подал протест в суд. Суд
постановил: при проверке прокуратура выяснила, что ОАО не направило
уведомление о приеме на работу бывшего госслужащего по последнему месту
его госслужбы. Из материалов дела следует, что сотрудник Г.,
занимавший должность судебного пристава (входящего в перечень
госслужащих) был уволен с государственной службы в 2011 г. В том же
году между ОАО в лице директора филиала Ч. и Г. был заключен срочный
трудовой договор сроком на 4 месяца. Согласно указанному договору, Г.
осуществлял трудовую деятельность в качестве электромонтера
по испытаниям и измерениям.Суд пришел к выводу об отсутствии
в действиях директора ОАО Ч. состава административного правонарушения,
предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ, а именно объективной стороны
правонарушения. Основанием для такого вывода стал анализ измененного
в ноябре 2011 года законодательства в области противодействия
коррупции. Из последовательного толкования изменившихся норм права
следует, что административная ответственность, предусмотренная
ст. 19.29 КоАП РФ, наступает в случае:

  • когда представитель нанимателя
    (работодатель) государственного или муниципального служащего
    по последнему месту его службы не был извещен работодателем
    в десятидневный срок о заключении трудового договора
    или гражданско-правового договора (стоимостью работ, услуг более
    ста тысяч руб. в месяц), в течение двух лет после увольнения служащего
    с государственной или муниципальной службы,
  • при условии, что отдельные функции
    государственного, муниципального (административного) управления данной
    организацией входили в должностные (служебные) обязанности
    государственного или муниципального служащего.

Функции государственного управления
ОАО, которые бы входили в должностные обязанности бывшего
государственного служащего, по трудовому договору на Г. не возлагались,
поэтому оснований для сообщения должностным лицом Ч. представителю
нанимателя государственного служащего по последнему месту его службы
не имелось. Следовательно, объективная сторона правонарушения в форме
бездействия Ч. как должностного лица, в обязанности которого входит
исполнение требований ч. 4 ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции»,
отсутствует.С доводами прокурора о том,
что в ч. 4 ст. 12 названного Закона (в ред. от 21.11.2011) ссылка
на часть 1 указанной статьи касается только гражданско-правового
договора и на трудовой договор не распространяется, суд не согласился,
поскольку из текста части 4 следует, что она распространяется на все
договоры, указанные в части 1 ст. 12 ФЗ № 273-ФЗ. Суд правильно
руководствовался измененным законом, несмотря на то, что факт
непредупреждения имел место до введения изменений, так как закон,
устанавливающий или отягчающий административную ответственность
за административное правонарушение, либо иным образом ухудшающий
положение лица, обратной силы не имеет. На основании вышеизложенного
суд прекратил производство по делу об административном правонарушении.
С ним согласилась и вышестоящая инстанция. (Постановление мирового
судьи судебного участка № 2 г. Лабытнанги от 06.04.2012 решение
Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа
от 27.04.2012).Комментарий. Изменения в ФЗ «О противодействии коррупции», внесенные Федеральным
законом от 21.11.2011 № 329-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием
государственного управления в области противодействия коррупции»,
вступившие в силу 03.12.2011, изменили ограничения в пункте 1 ст. 12
данного закона. При этом основное условие осталось неизменным –
отдельные функции государственного, муниципального (административного)
управления организацией, с которой госслужащий из Перечня хочет
вступить в трудовые отношения, должны были ранее входить в должностные
обязанности госслужащего из Перечня.Вывод: для верной квалификации действий лица, привлекаемого
к административной ответственности по ст. 19.29 КоАП РФ, суд должен
определить входили ли в должностные (служебные) обязанности
госслужащего из Перечня функции государственного управления коммерческой
(некоммерческой) организацией, в которую намерен поступить на работу
служащий.

Отсутствие должности
бывшего госслужащего в Перечне должностей государственной службы,
замещение которых связано с коррупционными рисками

Не случайно законодатель ограничил
перечень должностей, которые по различным основаниям обладают
коррупционными рисками, упомянув об этом в Указе Президента РФ
от 21.07.2010 № 925 и приведя полный перечень в Указе Президента РФ
от 18.05.2009 № 557. В указанный перечень включены должности из многих
ведомств (органов внутренних дел, службы судебных приставов, органов
прокуратуры и т.д.), поскольку в своей деятельности сотрудники данных
органов часто контактируют с различными организациями, выполняя
контрольно-надзорные и иные функции. В этих условиях необходимо
исключить саму возможность возникновения коррупции.Пример из практики: председатель комитета по финансам, налоговой и кредитной политике
администрации района Б. была признана мировым судьей виновной
в совершении административного правонарушения, предусмотренного
ст. 19.29 КоАП РФ. Однако суд апелляционной инстанции решение отменил,
и дело прекратил по следующим основаниям.Основанием привлечения Б.
к ответственности явилось несообщение по последнему месту работы ее
подчиненной Е. о приеме ее как бывшего госслужащего на работу. Суд
установил, что в соответствии с приказом руководителя Е. была принята
главным специалистом бюджетного отдела комитета по финансам налоговой
и кредитной политике Администрации района. До этого Е. с 2007 года
работала главным бухгалтером в ОВД, а в связи с реструктуризацией
органов МВД переведена на должность инспектора по анализу, планированию
и контролю ОП по Смоленскому району МО МВД, с которой и была уволена
до приема в комитет по финансам.На момент инкриминируемого Б.
правонарушения статья 19.29 КоАП РФ предусматривала ответственность
должностных лиц за привлечение к трудовой деятельности с нарушением
требований, предусмотренных ФЗ «О противодействии коррупции».
Указанная же должность не включена в Перечень должностей
государственной службы, замещение которых связано с коррупционными
рисками.В данном случае апелляционный суд
пришел к выводу, что совокупностью представленных доказательств
не установлена виновность нового работодателя в совершении
правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ, и производство
по делу прекратил. (Постановление мирового судьи судебного участка
Быстроистокского района Алтайского края от 03.02.2012 года (отменено);
(решение Смоленского районного суда Алтайского края от 12.04.2012 года
по делу № 12-16/2012).Комментарий. и в старой, и в новой редакции ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции»
специально делалась оговорка: для возникновения у работодателя
необходимости направить соответствующее уведомление о его приеме
работодателю по последнему месту службы такого работника, нужно, чтобы
бывший госслужащий ранее замещал должности, входящие в специальный
Перечень.Важно: в указанный перечень не входят должности сотрудников тех же ведомств,
занятых технической работой или не выполняющих функции, в связи
с которыми может возникнуть конфликт интересов.Ранее работодатели, опасаясь
неоднозначного толкования вышеуказанной нормы, на всякий случай
направляли уведомление, даже если не находили должность бывшего
госслужащего в соответствующих перечнях. Теперь, после появления
примеров судебной практики, стала ясна позиция судов по данному
вопросу. И перестраховочных действий работодателей становится все
меньше.Вывод: Обязанность сообщать о приеме на работу бывшего госслужащего
по последнему месту его службы возникает только в случае отнесения
последней из занимаемых им должностей государственной или муниципальной
службы к должностям, включенным в специальный перечень.

Сумма оплаты труда по новому месту работы – менее 100 000 руб. в месяц

Одно из главнейших требований новой
редакции статьи 12 ФЗ «О противодействии коррупции» – наличие
минимальной установленной статьей суммы оплаты труда бывшего
госслужащего (100 000 руб.), при превышении которой и требования
увеличиваются (требуется согласование с комиссией), и у работодателя
возникает необходимость уведомлять последнее место госслужбы работника
о его приеме на работу.Пример из практики: Постановлением мирового судьи начальник дирекции Ш. признан виновным
в совершении административного правонарушения, предусмотренного
ст. 19.29 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде
штрафа. Суд, вынося решение, применил редакцию ст. 12 ФЗ
«О противодействии коррупции», действующую на момент нарушения,
а не версию, действующую на момент рассмотрения спора в суде.Доводы привлеченного
к ответственности должностного лица заключались в том, что законодатель
отменил необходимость сообщать о принятии на работу бывшего
государственного служащего, если его доход составляет менее
100 000 руб. в месяц. Поскольку в тот момент заработная плата бывшего
государственного служащего, принятого на работу, была менее этой суммы,
направлять сообщение не требовалось. Ш. считал, что необходимо
применить ст. ст. 1.7.2 и 24.5.1.5 КоАП РФ.Суд же данные доводы не принял,
поскольку на момент совершения административного правонарушения
должностным лицом действовала редакция ФЗ от 25.11.2008, в которой
четко указано: работодателю необходимо в десятидневный срок сообщить
при заключении трудового договора с гражданином замещавшим должности
государственной или муниципальной службы в течении 2 лет после его
увольнения с государственной или муниципальной службы о заключении
такого договора представителю нанимателя (работодателю)
государственного или муниципального служащего по последнему месту его
службы. Совокупностью исследованных доказательств по делу установлено,
что Ш. в нарушение требований закона при заключении трудового договора
с бывшим госслужащим из Перечня, нарушил требования антикоррупционного
законодательства и подлежит привлечению к административной
ответственности (решение Железнодорожного районного суда г. Самары
от 21.02.2012).Комментарий. законодатель отменил необходимость сообщать о принятии на работу
бывшего государственного служащего, если его доход на новом рабочем
месте составляет менее 100 000 руб. в месяц.Если заработная плата
бывшего госслужащего из Перечня по условиям трудового договора меньше
этой суммы, то несообщение по месту госслужбы о приеме на работу
бывшего госслужащего нельзя квалифицировать как административное
правонарушение.Вывод: только деяния, указанные в части 4 Федерального закона от 25.12.2008
№ 273-ФЗ «О противодействии коррупции», могут наказываться по ст. 19.29
КоАП РФ.

Новое в практике

До уточнения и внесения кардинальных
поправок в требования законодательства в области контроля
за привлечением к трудовой деятельности бывших госслужащих ситуация
с субъектом правонарушения складывалась таким образом: если должностное
лицо, допустившее нарушение, к моменту обнаружения правонарушения уже
не работало на данном предприятии, к ответственности привлекалось
юридическое лицо в целом. Это автоматически меняло размер штрафных
санкций, установленных ст. 19.29 КоАП РФ. Однако в настоящее время
изменения коснулись и данного аспекта вопроса. Теперь в судебной
практике наметилась тенденция считать, что бывший директор подлежит
ответственности так же, как и действующий, то есть в одинаковой степени
признается субъектом правонарушения.Пример из практики: Прокурорской проверкой было выявлено, что ООО «А**» не направило
в установленный срок сообщение о заключении трудового договора с бывшей
госслужащей, принятой на должность директора магазина, представителю
нанимателя (работодателю) государственного служащего П. по последнему
месту его службы в Межрайонную ИФНС России № *** по Алтайскому краю
в порядке, предусмотренном законодательством. Данные действия
генерального директора ООО «А**» Т. были квалифицированы прокуратурой
как административное правонарушение, предусмотренное ст. 19.29 КоАП РФ.Т. вину не признала. Не отрицая,
что не сообщила о заключении трудового договора с бывшей госслужащей
представителю нанимателя (работодателю) государственного служащего
по его последнему месту службы, пояснила, что не знала об обязанности
сообщать такие сведения.Оценив доказательства, суд пришел
к выводу, что в действиях Т. имеется состав правонарушения,
предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ. При этом суд исходил из того,
что прекращение трудовых отношений с руководителем предприятия,
осуществлявшим организационно-распорядительные функции, не исключает
возможности возбуждения производства по делу об административном
правонарушении в отношении этого лица и привлечения его
к административной ответственности, так как правонарушение было
допущено им в период исполнения служебных обязанностей. Суд признал Т.,
занимавшую должность генерального директора ООО «А**», виновной
в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ
и назначил ей административное наказание в виде штрафа (Постановление
мирового судьи судебного участка № 7 Индустриального района г. Барнаула
от 24.05.2011 по делу № 5-305/2011).Комментарий. ранее прокуратура придерживалась мнения, что привлечь
к ответственности возможно только действующего руководителя,
но не бывшего. В случае смены руководящего состава, органы прокуратуры
просто возбуждали дело об административном правонарушении в отношении
юридического лица. В настоящее время позиция и прокуратуры, и судов
менее категорична.Вывод: некоторые суды считают, что привлечению к административной
ответственности подлежит и должностное лицо, исполнявшее обязанности
на момент совершения правонарушения, но уже не исполняющее их на момент
обнаружения нарушения и привлечения к ответственности.

Результаты прокурорского надзора

По результатам анализа проверок
прокуратуры Свердловской области в 2011 г. в сфере противодействия
коррупции было отмечено, что количество выявленных прокуратурой
нарушений законодательства в сфере противодействия коррупции возросло
на 21,7%. В 2011 г. с 245 до 327 увеличилось количество должностных
лиц, привлеченных к административной ответственности по постановлениям
прокуроров (в том числе по ст. 19.29 КоАП РФ).Такая же ситуация наблюдается
и в других регионах страны: несмотря на ужесточение надзора со стороны
прокуратуры, количество нарушений за последний год только увеличилось.
И это – несмотря на то, что в полной мере схема привлечения должностных
и юридических лиц стала действовать только с конца 2010 года!

Разный подход к избираемым санкциям

Пример из практики: Зачастую суды, исполняя свои полномочия, назначают нарушителям наказание по верхней границе установленной законом нормы.Так, по инициативе Хабаровской
и Приморской транспортных прокуратур к административной ответственности
привлечены работодатели, нарушившие требования антикоррупционного
законодательства – Согласно новостям пресс-службы Дальневосточной
транспортной прокуратуры от 04.05.2012.В частности, ООО «Администрация
речного порта «Н. плюс» привлечено к административной ответственности
по ст. 19.29 КоАП РФ в виде штрафа в размере 100 тыс. руб. Суровость
наказания отчасти объясняется тем, что ранее директор общества
постановлением мирового судьи Ленинского судебного участка также был
признан виновным за аналогичное правонарушение и привлечен
к административной ответственности в виде штрафа в размере 20 тыс. руб.А проректора-директора
Владивостокского филиала Российской таможенной академии наказали
за такое же нарушение, совершенное впервые, в виде штрафа в размере 20
тыс. руб. Но указанный инцидент повлек и должную реакцию –
представления об устранении нарушений были исполнены, а также
к дисциплинарной ответственности привлечено 2 должностных лица.

Разный подход к субъектам ответственности

Чаще всего наказанию подвергается
один субъект административной ответственности – либо должностное лицо,
либо юридическое. Единичны и особые случаи с одновременным наказанием
и первого, и второго. Как правило, такая суровость бывает вызвана
большим количеством нарушений со стороны работодателя, установленных
в рамках всего лишь одной прокурорской проверки, а не длительного
периода деятельности.Пример из практики: Примером одновременного привлечения к административной ответственности
и юридического, и должностного лица служит решение мирового суда
Абакана в отношении ОАО «***». По результатам прокурорской проверки
установлено, что ОАО при заключении трудовых договоров с бывшими
государственными служащими в нарушение требований ФЗ «О противодействии
коррупции» не уведомляет о заключении таких договоров работодателей
по последнему месту госслужбы указанных лиц, чем нарушает
законодательство о противодействии коррупции. Мировым судом г. Абакана
ОАО «***» и должностное лицо (менеджер по управлению персоналом)
привлечены к административной ответственности в виде штрафа в размере
100 000 руб. и 20 000 руб.соответственно.

Одинаковый подход к статусу субъектов ответственности

Практика показывает, что работодатели
привлекаются к ответственности по ст. 19.29 КоАП РФ независимо
от их статуса – предприятие ли частной собственности или же
муниципальное унитарное предприятие, или же исполнительные органы
власти. Что, несомненно, радует обывателя свидетельством того, что все
равны перед законом.Пример из практики: Асиновская городская прокуратура проверила соблюдение местными
работодателями законодательства о противодействии коррупции
и установила нарушения в Администрации Асиновского городского поселения
и ООО «***» в виде ненаправления сообщения о заключении трудовых
договоров с бывшими госслужащими предыдущим работодателям
в установленный срок. Дела об административном правонарушении,
предусмотренном ст. 19.29 КоАП РФ (незаконное привлечение к трудовой
деятельности бывшего государственного или муниципального служащего)
закончились для работодателей штрафными санкциями. Мировой судья наложил
штраф на директора ООО «***» в размере 20 000 руб., а на Администрацию
(как юридическое лицо) – 100 000 руб.

А если не сопротивляться?

В большинстве случаев работодатели,
сталкиваясь с нечаянным нарушением антикоррупционного законодательства,
стремятся во что бы то ни стало избежать ответственности и штрафных
санкций. Для этого они садятся изучать КоАП РФ, антикоррупционные
законы, судебную практику и позицию органов прокуратуры. И… начинают
защищать свои интересы. Но есть часть работодателей (и немалая),
которые ничего из вышеперечисленного не делают, предпочитая сразу
и безоговорочно признать свою вину.Пример из практики: Судья, рассмотрев протокол об административном правонарушении
по ст. 19.29 КоАП РФ в отношении Х., установил, что ИП Х**. принял
на должность директора магазина П., ранее замещавшего должность
государственного служащего, включенную в специальный перечень,
и не сообщил об этом по последнему месту службы П. В суде Х. признал
факт совершения административного правонарушения. Судья признал
совершение Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1
ст. 19.29 КоАП РФ, и назначил наказание в минимальном размере – штрафе
в сумме 20 тыс. руб. Постановление обжаловано не было (постановление
мирового судьи судебного участка №2 города Лениногорска
и Лениногорского района Республики Татарстан от 18.01.2012 года по делу
№ 5-10/2012).Комментарий: суд, имея в руках козырь в виде признания своей вины, в дальнейшем
не слишком придирчиво изучает материалы дела, целиком и полностью
выстраивая свое решение на основании данного признания.Вывод: признание вины и отсутствие защиты лишь упрощает процедуру привлечения
к административной ответственности и наложения взыскания. Но никогда
не освободит от наказания, разве что только повлияет на решение
о наложении штрафа в минимальных пределах.Частенько работодатели и не стремятся
оспаривать судебные решения, считая это бесполезной тратой времени.
Тем не менее, иногда только обжалование данных актов может восстановить
справедливость и не позволить исполниться неправомерному решению.Пример из практики (использование старой редакции законов): Постановление мирового судьи от 14.05.2012, которым директор
Тихорецкого филиала ОАО «К**» был признан виновным в совершении
правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ и ему было назначено
наказание в виде штрафа в размере 20 000 руб.Между тем, правонарушение произошло
в июне 2011 г., во время действия старой редакции ст. 12 ФЗ
«О противодействии коррупции». А постановление суда было вынесено
и наказание назначено в мае 2012 г. В связи с отсутствием обжалования
со стороны привлеченного к ответственности лица, указанное
постановление осталось в силе. Однако все могло быть по-другому.В силу ст. 1.7.2 КоАП РФ закон,
смягчающий или отменяющий административную ответственность
за административное правонарушение либо иным образом улучшающий
положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет
обратную силу. Это значит, что он распространяется и на лицо, которое
совершило административное правонарушение до вступления такого закона
в силу и в отношении которого постановление о назначении
административного наказания не исполнено. На данном основании
у директора Тихорецкого филиала ОАО «К**» имелась возможность
ходатайствовать перед судом о прекращении начатого производства по делу,
руководствуясь ст. 24.5.1.5 КоАП РФ – отмена закона, установившего
административную ответственность.Вывод: иногда юридическая неподготовленность лиц, подвергаемых
административной ответственности, в совокупности с поверхностным
изучением правоохранительными органами (в том числе судом) норм закона
позволяет состояться не совсем правомерным актам. Систематизируя все вышесказанное, можно подвести итог:

  1. Сложные положения ст. 12 ФЗ
    «О противодействии коррупции» требуют их толкования только вместе
    с сопутствующими нормами иных нормативных актов.
  2. Работодатель, принимая на работу
    бывшего госслужащего, обязан уведомлять работодателя по последнему
    месту госслужбы работника не всегда, а только в случаях, перечисленных
    в ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции».
  3. Административная ответственность
    по ст. 19.29 КоАП РФ наступает только при наличии полного состава
    правонарушения (объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны
    нарушения). При отсутствии хотя бы одного из признаков этих
    составляющих деяние не может быть признано административным
    правонарушением, предусмотренным указанной статьей КоАП РФ.
  4. Нарушение работодателем требований
    антикоррупционного законодательства – не тот случай, когда разумнее
    просто признать свою вину и понести наказание. Особенно в свете
    изменений в данной области, вступивших в силу с 03.12.2011. Хотя
    признание вины способствует применению самой низкой санкции,
    предусмотренной ст. 19.29 КоАП РФ.
  5. Обжалование судебных решений
    о признании лиц виновными в совершении правонарушения, предусмотренного
    ст. 19.29 КоАП РФ, и назначении наказания может кардинальным образом
    повлиять на решение и даже привести к его отмене. И таких случаев
    в судебной практике в настоящее время становится все больше.

1 Изменения внесены Федеральным законом от 21.11.2011 № 329-ФЗ
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в связи с совершенствованием государственного управления
в области противодействия коррупции», вступившими в силу 03.12.2011


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code